» » Новый фильм «Крым» называют политической пропагандой. Так ли это на самом деле?

Новый фильм «Крым» называют политической пропагандой. Так ли это на самом деле?

Новый фильм «Крым» называют политической пропагандой. Так ли это на самом деле?
Новый размашистый отечественный фильм «Крым» рассказывает о том, как в 2014 году Крым вернулся в состав России. Фильм еще до выхода в прокат был заклеймен на Западе и на Украине как политическая пропаганда, однако режиссер и сценарист ленты Алексей Пиманов настаивает, что это не пропагандистское кино и что оно удивит тех зрителей, кто придет в кино с заранее составленным мнением. Кто прав в их заочном споре? В этом стоит разобраться.

Для начала стоит определиться, что такое пропаганда. Общепринятое определение гласит, что пропаганда – это распространение взглядов, фактов, аргументов и прочих сведений с целью формирования общественного мнения. Пропаганда может быть честной, но зачастую она лжет, и именно поэтому слова «пропаганда» и «пропагандист» используют как оскорбление. Также пропаганда часто настаивает на якобы единственно возможной интерпретации событий, и это не нравится тем, кто считает, что на события можно и нужно смотреть с разных точек зрения.

Пропаганда бывает топорной и примитивной, но она бывает и исключительно изощренной, требующей огромных усилий. Так, например, сейчас в США транслируется 10-серийный документальный телефильм «Вьетнамская война», на создание которого было потрачено 30 миллионов долларов и 10 лет работы интервьюеров и исследователей.

Создатели цикла во главе с Кеном Бернсом и Линн Новак изучили колоссальное количество фотографий и документов и записали беседы с десятками участников войны с обеих сторон конфликта. Тем не менее в результате получилось тенденциозное кино, уверяющее публику, что Вьетнамская война была «искренней ошибкой» и «проявлением благих намерений», а не принятием империалистической эстафеты у французов, которые не смогли усмирить восставший Индокитай.

Понятно, что выпустить более жесткий в оценках документальный цикл в США было бы трудно. В Америке есть ветераны Вьетнама вроде Оливера Стоуна, которые в полной мере осознали и признали, чем они занимались на фронте, но они в меньшинстве. Равно как отнюдь не в большинстве те, кто полагает, что ветераны той войны не заслуживают почестей и уважения.

Америка хочет видеть Вьетнамскую войну хотя бы отчасти в положительном свете, и творцы вроде Кена Бернса обслуживают эту потребность, создавая порой весьма талантливую и захватывающую пропаганду.

Мы ни в коем случае не проводим параллель между «Крымом» Пиманова и «Вьетнамской войной» Бернса. Мы лишь отмечаем, что слово «пропаганда» применимо не только к топорным агиткам и что в пропагандистском произведении могут быть представлены разные точки зрения на событие. Главное, чтобы в итоге авторы «вырулили» к тем мыслям, которые они стараются навязать зрителям.

Пиманов, однако, в своих интервью утверждает, что его «Крым» не является пропагандистским кино, поскольку картина не сводится к констатации русского взгляда на Крым.

Действительно, главные герои фильма – современные Ромео и Джульетта (парень из Севастополя и девушка из Киева), которые одновременно любят друг друга и находятся по разные стороны идейного противостояния. Мы пока не знаем, насколько подробно в фильме изложены взгляды главной героини и пройдет ли любовь героев испытание идеологией. Но для определения, является ли «Крым» пропагандой, это не важно. Вполне достаточно знать, какую политическую историю лента рассказывает и в каком тоне она ее подает.

В самом деле, из интервью Пиманова и из трейлеров «Крыма» ясно, что картина видит возвращение Крыма в Россию как событие драматичное, но позитивное. Лента завершается посвящением российским и украинским военным, которые были в Крыму и не превратили политический процесс в кровавую бойню. Пиманов подчеркивает, что для него «плохие ребята» – это агрессивные украинские националисты, а к простым украинцам у него нет никакой ненависти.

Пиманов надеется, что «Крым» посмотрят на Украине и что фильм многих переубедит. «Там не знают, как все было на самом деле». Как будто российские СМИ уже три года не транслируют российскую точку зрения, в том числе в документальных фильмах, которые по своей природе более убедительны, чем художественные полотна. Те украинцы, кто следит за политикой, а не просто пытается выжить, отлично знают, как представляется возвращение Крыма в России. Но даже если они не оспаривают «российские факты», они видят эти факты с иной точки зрения, которую Пиманов и его фильм явно не разделяют.

Кроме того, если режиссер полагает, что его кино обладает убедительной силой, то что это, если не признание пропагандистской сущности «Крыма»?

Мы начали с того, что пропаганда создается, чтобы формировать общественное мнение. Именно эту задачу пытается решить Пиманов. Какие бы слова ни произносились в фильме, суть «Крыма» определяется повествованием, потому что дела важнее слов.

Вспомним, во скольких голливудских боевиках злодей произносит речь о том, что и почему он делает. Разве это настраивает зрителей в его пользу? Нет. Герою даже не требуется опровергать злодея. Вполне достаточно того, что фильм строится на иной точке зрения. И слова злодея, пусть и весьма разумные, пропадают втуне.

Да, в «Крыму» главная героиня – не злодей. Но это ничего не меняет. Главное – проукраинская позиция проигрывает - и это правильно!

Итак, «Крым» – это пропаганда. Но что в этом ужасного? Какое современное массовое кино не продвигает ту или иную точку зрения, не обязательно политическую?

Голливуд так пропитан пропагандой, что она сочится изо всех щелей. Китайское кино не отстает, и у российского кино есть полное моральное право делать то же самое. Раз у нашего государства и общества наличествует определенное видение мира, то массовое искусство может и должно его транслировать.
00
0 978

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Открытый портал о кино
© 2005-2019 MEDIA-NEWS.ruОбратная связь