Media-News.ru » Кинокритика » Mission accomplished

Mission accomplished

Бывает «клюква» двух типов — хорошая и плохая. Хорошую «клюкву» всегда смотришь с удовольствием: этот конструктор из киноштампов так ладно сложен, что он не вызывает отторжения, и даже наоборот — этим пошлостям хочется верить и сопереживать: плачешь, радуешься, злишься, с увлечением наблюдаешь за развитием событий, и если даже предполагаешь, чем все закончиться, то интерес все равно не пропадает. Как это происходит и почему, до сих пор не ясно — видно, здесь есть какое-то волшебство. Но неизменно одно — если фильм сделан профессионально, без явных перегибов, с сохранением баланса между откровенной пошлостью и настоящей художественностью — даже самый жанровый фильм не будет вызывать отвращения. Но очень часто сценаристы и режиссеры допускают непозволительную ошибку, думая, что старые проверенные приемы всегда будут работать. Это еще одно удивительное волшебство — вроде бы все на своем месте, но чего-то не хватает: тогда фильм становится «клюквой» плохой. Оно и является «Последний рубеж».

Весь фильм не покидало ощущение: «Черт, где же я это видел?» Ну, конечно! Старый-добрый «Коммандос» c Арнольдом Шварценеггером. Возможно, это первый фильм, породивший особый жанр, в котором повествуется о провинциальной жизни бывшего офицера, воспитывающего в одиночестве свою ангелоподобную дочурку. Ну, а сам он идеальный отец — супергерой, мать, бабушка, дедушка, охранник, учитель, подруга (как бы тут до инцеста-то не дойти) — и все это в одном лице. Да, он такой! Это он долго терпит оскорбления зарвавшегося обидчика (естественно, выглядящего как последний обсосок-грязь-бомж-бухарь-хам) — мол, ты сам не знаешь, на что нарываешься — после чего эффектно утихомиривает недостойного человека (почему-то именно с разворота, как Чак Норрис). Вообще, в «Последнем рубеже» чувствовалось, что сценарий к фильму писал сам Сильвестр Сталлоне, прекрасный актер и сценарист («Рокки» 1976), но последнее время бессовестно и немного грубовато эксплуатирующий «жанр» — все его фильмы намеренно китчевые. «Последний рубеж» — абсолютный китч, мозаика из киноштампов: замени режиссера, актеров, оператора — ничего бы в сущности не изменилось: это был бы все тот же «Последний рубеж», рассказ о «бывшем военном» и его ангелоподобной дочери. Ну, разве такой союз может в рамках голливудского кино закончится чем-нибудь, кроме перестрелок с уродливыми бандитами-вурдалаками, поднявшими руку на благородное семейство?

Стэтхэм, безусловно, является выразительным и харизматичным человеком, но как актер он никудышный. Это про таких говорят — «дерево». Его подбородок прекрасен и, может быть, даже мог бы посоперничать с подбородком самого Брюса Уиллиса, но вот чего у него нет, что есть у Крепкого орешка, так это того самого таланта, который делает из актера не только внушительную куклу, которую можно пихать во все боевики, но и настоящее произведение искусства, которым можно любоваться и не в течение одного киносеанса. Вообще, стоит заметить, что режиссеры как-то стараются расшатать забронзовевший образ Стэтхэма, делая его то бомжом («Эффект колибри»), то патлатым байкером («Последний рубеж»), но, конечно, высвободиться из пут проклятого амплуа актеру, видно, не удается: это и в правду курьезно, в двух последних фильмах, вышедших в прокат с разницей в несколько месяцев, актер играет бывших военных. Ну, право, смешно.

Несмотря на то, что актерский состав может внушать трепет, в реальности этого не происходит. Джеймс Франко, который играет «злодея по кличке Аллигатор» (из официального синопсиса), на самом деле никаким злодеем не является, а так, скорее больше мелким пакостником — и выглядит неубедительно, хотя можно было бы предположить, что актером будет воплощен образ, подобный созданному им зловещему образу Alien’a в «Отвязных каникулах» Хармони Корина. Этого бесенка связывают особые отношения с «героиновой шлюхой», которую сыграла неузнаваемая Вайнона Райдер. Сцена, где герой Джеймса Франко — извиняюсь, иначе это никак не назовешь — дерёт свою подругу на капоте шикарного Доджа, имеет все основания войти в анналы кинематографа как самая нелепая сцена в истории кино. Это даже не программная эротическая сцена, это просто нонсенс. Примерно из таких нонсенсов состоит весь фильм — дьявольский конструктор, слепленный кое-как из всяких грубых банальностей и прошитый, как это водится, белоснежно белыми нитками. Почему-то именно в таких фильмах бандиты более походят на перекачанных засоляренных порноактеров, чем на головорезов, внушающих страх.

Ах, да… Ждите в самом конце главной драки с самым главным. Mission accomplished.

00
5-12-2013, 00:00 0 561

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Открытый портал о кино
© 2005-2020 MEDIA-NEWS.ruОбратная связь